Погода:
Влажность:
Ветер:
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице

Борис Подопригора: сдерживание Китая - главная цель ПРО в Южной Корее

Военный эксперт об очередных милитаристских планах США.
19:00 29 Июля 2016 89
Борис Подопригора: сдерживание Китая - главная цель ПРО в Южной Корее

Американцы создают систему ПРО теперь и в Тихоокеанском регионе. В Южной Корее планируется разметить противоракетные комплексы, якобы от угрозы со стороны Северной Кореи, хотя многие специалисты, как в России, так и в самом регионе сходятся в том, что эта система развёртывается против Китая. Россия и КНР уже выказали свою озабоченность в связи с новыми милитаристскими действиями США и договорились более плотно координировать свои ответные действия.

Зачем США увеличивают свой военный потенциал, чего хотят добиться, и как будет Россия и Китай реагировать на новую угрозу? На эти вопросы ответил порталу «информ» военный эксперт, китаист, политолог Борис Подопригора.

- Зачем Соединённым Штатам очередной военный объект в Тихоокеанском регионе, где у них и так хватает своих баз. Теперь вот ПРО в Южной Корее, якобы для сдерживания ракетного удара из Северной Кореи? 

- Любые работы по развёртыванию современных вооружений, связанны с освоением значительных площадей. Сегодня это может быть гарнизон, который, допустим, предназначен для обеспечения противоракет, завтра это может быть такой же гарнизон, но уже с ракетами средней дальности, а может и стратегическими - ведь мастерство технической работы вышло на такой уровень, что внешне сложно отличить самые разнообразные виды оружия. Вот эта сторона мне представляется наиболее существенной. Пусть сколько угодно нам говорят, что это только для того, чтобы сдержать Иран и Северную Корею, имея в виду ПРО в Европе и т.д. С моей точки зрения, это связано с перспективными планами. Одно дело выходить на целину и делать всё с нуля, и совсем другое - если  на этом месте уже есть инфраструктура. Так что, я думаю, всё это делается на перспективу.

- США декларируют северокорейскую ракетную угрозу, но всё же многие специалисты говорят, что это очередной миф для оправдания своей первостепенной задачи – сдерживания Китая?

- Совершенно очевидно. Так называемая Северокорейская угроза, она очень преувеличенна, и чтобы там о ней не говорили, явно, что задача у американцев в этом регионе - это сдерживание Китая.

- Если эта система будет развёрнута, как она повлияет на расклад сил в регионе?

- В-первую очередь, когда речь заходит о Тихоокеанском регионе, то подразумеваются очень сложные отношения Китая и США в экономической сфере. Противостояние уже сейчас очень серьёзное, и дальше оно будет нарастать, но оно будет именно экономическим. Сознательно говорю об этом, потому что представить военное столкновение США и Китая я всё же не могу. Тем не менее, для решения, в том числе, и экономических, финансовых вопросов, Соединённые Штаты стремятся добавить и свои военные три или пять копеек. Вот в этом я вижу создание военных баз США на Южно-тихоокеанском направлении.

- А российскому ракетному потенциалу эта система, как-то может угрожать?

-  Объективно нет таких сдерживающих систем, которые бы не позволили России и Соединённым Штатам нанести уничтожающий друг друга ракетно-ядерный удар. Логика состоит в том, что силы нападения и активного воздействия всё-таки развиваются стремительнее, чем оборонительные.

- Россия совместно с Китаем выразила определённую озабоченность по поводу развёртывания ПРО в Южной Корее. Не кажется, ли вам, что китайская позиция по ПРО очень двоякая. Они ни разу не высказались, по поводу системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Мы же в свою очередь всегда их поддерживаем?

- Для нас дальневосточный театр - это то, что примыкает к нашим границам. Что касается Китая, то система ПРО в Европе никакой опасности для них не несёт. Их самые западные границы где-то в районе Афганистана, Таджикистана, Киргизии – это всё-таки достаточно удаленно от традиционно понимаемой Европы. Это чистая география и, конечно же, китайский прагматизм. Они редко когда лезут туда, где не затрагиваются их интересы. Но, я одновременно могу сказать, что степень откровенности в беседах наших и китайских военных специалистов, меня лично воодушевляет. Я считаю, что обе страны проявляют желание друг друга понять.

- А возможен ли, в связи с тем, что вы сказали, реальный российско-китайский военный союз?

- Я думаю, что в этом нет необходимости, хотя бы по информационным и пропагандистским соображениям. Вряд ли это сегодня реально, потому что китайцы своёй главной целью видят развитие среднего класса внутри страны и они  теперь как никогда близки к тому, чтобы этого добиться, поэтому они не будут делать резких движений во внешней политике. В этом плане китайцы всегда были достаточно дальновидны.

- То есть Китай не опасается военного конфликта?

- Современный Китай главным своим оружием видит экономику. На этом фоне их военные какие-то опасения, играют очень малозначительную роль в их внешней политике.

Наверхнаверх