Погода:
Влажность:
Ветер:
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице

Артем Баконин: политика в деле ЮКОСа занимает главенствующее место

информ пообщался с известным петербургским адвокатом Артемом Бакониным о деле ЮКОСа, оффшорном скандале и публикациях ФБК. Политика сейчас все чаще влияет на вынесенные судебные решения: особенно
9:58 8 Апреля 2016 694
Артем Баконин: политика в деле ЮКОСа занимает главенствующее место

Политика сейчас все чаще влияет на вынесенные судебные решения: особенно заметно это на фоне негласной «холодной войны» между Западом и Россией. О громких уголовных процессах (деле ЮКОСа, расследовании в отношении Ходорковского), оффшорном скандале и публикации ФБК о семье Генпрокурора РФ «информ» поговорил с известным петербургским адвокатом Артемом Бакониным.

После грандиозного оффшорного скандала, который в СМИ и соцсетях уже прозвали «Панамагейтом», конечно, мы не смогли пройти мимо обсуждения этого вопроса. Мы не задавались вопросом «кто слил», «кто был целью» и тому подобное, - все это только догадки. Интересовали нас перспективы юридической компании Mossack Fonseca, которая назвала утечку информации «преступлением» и прямым ударом по Панаме как государству. Кроме того, «информ» поинтересовался шансами организации на отстаивание своих прав, своей репутации в суде.

- Государство здесь в принципе иметь отношения никакого не будет, потому что если эта информация принадлежала конкретно какой-то компании, и она (эта информация — ред.) оказалась распространена, в том числе, в СМИ, то субъектом гипотетического спора о защите этой информации будет только компания. Это первое. Второе — если они обратятся в правоохранительные органы либо в суд за защитой своей репутации, то сделают правильно. Но перспектива отыскать «злодея» у них крайне мала.

Если же компания решит обратиться, к примеру, в международные суды, то ситуация будет примерно такой же: перспектива отыскать виновного в сливе этой информации будет крайне мала. «И дело даже будет не только в какой-то политике, будет просто-напросто нереально установить виновных в утечке данных. Но если компания вообще не обратится в соответствующие органы, то это будет неправильно, потому что надо реагировать и показывать свою позицию. Чтобы сохранить свое лицо им (Mossack Fonseca – примеч. ред.) надо хотя бы обратиться за защитой своих прав в местные следственные и судебные органы» - сообщил Артем Баконин.

Поговорили с Артемом Дмитриевичем мы и о громком «деле ЮКОСа». Напомним, Гаагский арбитраж постановил, что РФ должна выплатить бывшим акционерам нефтяной компании 50 млрд евро. В связи с тем, что государство не собирается платить такие баснословные суммы людям, получившим акции незаконным путем, некоторые российские активы во Франции и Бельгии были арестованы. Кроме того, сейчас адвокаты экс-акционеров ЮКОСа борются за аресты имущества РФ в США, Великобритании и Германии. О перспективах обжалования решения гаагского суда и политической подоплеке судебного процесса мы спросили нашего собеседника. Оказалось, несмотря на несправедливость вынесенного решения, обжалование приговора маловероятно, так как политики в этом процессе уда больше, нежели других аргументов.

- Политика в данном деле (деле ЮКОСа – примеч. ред.) занимает главенствующее место, поэтому правоприменительная система России и правоприменительная система Запада, мягко говоря, вступают в противоречие, именно с политической точки зрения. Мы можем обращаться хоть к Папе Римскому, и должны это делать, но с точки зрения принятия решения здесь возникают, лично у меня, большие вопросы. Потому что где будут приниматься эти решения? Очевидно, что в каком-то европейском суде, где находятся наши оппоненты с точки зрения, как политической, так и экономической ситуации в целом. Мы же не можем применять ничего кроме правовых рычагов в этом деле, а так как эти правовые рычаги находятся не на первом месте, то перспектива обжалования решения сомнительна.

Сомнительно, по мнению Баконина, и возвращение бывшего главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского, который в данный момент укрывается на Западе от российского правосудия по делу об организации убийства мэра Нефтеюганска Петухова и ряда покушений на жизнь мешающих деятельности нефтяной компании лиц. Экстрадиция оппозиционера, претендующего на занятие должности лидера российского протеста, маловероятна - опять-таки дело сугубо политическое: США с Европой, которые находятся в конфронтации с РФ, не выдадут Ходорковского – он им еще пригодится.

- У нас (РФ – примеч. ред.) рычагов для возвращения Ходорковского в Россию нет. Вернее, рычаги-то есть, но возможности такой нет. Все зависит, опять-таки, от политической составляющей, которая просто не позволит это сделать.

Продолжая обсуждать уголовные дела в отношении бывшего олигарха, «информ» затронул и тему возможной ликвидации «Открытой России», детища Ходорковского. В прессе неоднократно сообщалось о том, что организация не подает отчетность в Минюст, следовательно, ведомство Александра Коновалова просто не может знать, есть ли на счетах НКО зарубежные средства для признания ее «иностранным агентом» - политическая деятельность конторы бесспорна. Кроме того, по закону даже «нулевая отчетность», о которой заявляла пресс-секретарь Ходорковского Писпанен, должна быть предоставлена Минюсту, но этого ни разу не сделано за 5 лет.

Как отметил наш собеседник, пока «Открытая Россия» всерьез не взялась за политическую деятельность, пока не начала напрямую финансировать политиков для участия в выборах, она является довольно «мелкой проблемой», не представляющей серьезной угрозы. Однако Минюст, вероятно, пристально следит за НКО, и в скором времени речь действительно может пойти о каких-либо последствиях для организации.

- Пока у организации нет полноценной деятельности, бухгалтерских отчетов, финансирования, ее нельзя ликвидировать. Но как только эта деятельность проявится, к примеру, в выдвижении кандидатов на выборы (что уже происходит - примеч. ред.) за «Открытую Россию» Минюст может взяться. Пока данная организация слишком «мелкая» проблема. Еще важный момент: если Ходорковский для политических проектов использует «Открытую Россию», в которой нет бухгалтерской отчетности, значит, тогда применяются правоприменительные инструменты и повлиять на нее вполне можно, не конкретно сейчас, но впоследствии.

Затронули мы с Артемом Дмитриевичем и юридическую сторону дела о публикации Фонда Борьбы с Коррупцией Алексея Навального расследования о семье Юрия Чайки. Напомним, после того, как прокуратура и полиция Швейцарии признали материал ФБК Алексея Навального о сыне Генпрокурора несостоятельным (они не нашли подтверждений отмывания денег или любой другой противозаконной деятельности), Артем Чайка задумался о том, чтобы подать на «разоблачителей» в суд по делу о клевете. Мы спросили собеседника о перспективах этого уголовного дела и шансах Навального оказаться за решеткой, учитывая его условные сроки.

- Я смотрел этот фильм (ФБК о семье Генпрокурора Чайки – примеч. ред.), действительно хороший фильм, хорошо снято. Но здесь надо разграничивать: задача была опорочить конкретно Генерального прокурора РФ, однако, будучи юристом, я не увидел в действиях Генпрокурора какой-то коррупции. Конкретно в действиях Чайки. Исходя из самого фильма, Генпрокурор у нас «чист». Что касается сыновей Чайки, то вообще непонятно, что здесь такого. Если отец может предоставить своему сыну возможность заниматься бизнесом, почему это плохо?! Законом это не запрещено.С правовой точки зрения Артем (сын Юрия Чайки – примеч. ред.) все сделал правильно: подал официальный запрос в правоохранительные органы Швейцарии (и Греции – примеч. ред.) и получил бумагу, которая подтверждает «чистоту» его бизнеса. Это естественно – обращаться в судебные органы за защитой своего опороченного имени. Все правильно и красиво делает.Если говорить о перспективе судебного процесса, то если Навального посадят, он добьется своей цели. Находясь за решеткой, он будет мучеником и важен именно в таком амплуа для оппозиции.

И действительно, с Артемом Дмитриевичем трудно не согласиться: несмотря на очевидную вину Навального по делу о клевете на сына Генпрокурора РФ, посадить его означало бы подарить очередной повод либеральной общественности пожурить власть и выйти на улицы протестовать. Поэтому пока не совсем ясно, что выйдет из этого возможного судебного процесса: решение придется принимать весьма сложное.

Надо сказать, что в ходе беседы мы еще раз убедились в том, что в последнее время политика влияет на судебные процессы все больше, особенно если эти процессы проходят на Западе и касаются российских граждан или властных структур. В то время как европейцы с американцами не упускают ни единой возможности обвинить судебную систему РФ в предвзятости, об их «независимости» можно только тактично умолчать: в холодной войне, как видно, хваленая «объективность» западных судов не более, чем красивая сказка для оппозиционеров.

Артем Баконин – петербургский юрист, адвокат. Наиболее известен защитой интересов пострадавших от отравления в аквапарке «Вотервиль» в 2008 и петербургского «духовника ФК «Зенит» Глеба Грозовского по делу о педофилии в 2013.

Наверхнаверх